?

Log in

[sticky post] Верхний

Если вы хотите подружиться или о чем-то сообщить мне, напишите в комментариях к этой записи. В журнале полно подзамков, поэтому добавлять в друзья я буду только тех, кто действительно хочет общаться со мной. Тех, кому буду готова доверять. Любопытным в другую сторону. Тем, кому просто нравится читать мои сказки - добро пожаловать! Я рада, что у меня есть вы, но, вслепую френдить не буду. Возможно, я даже задам вам тысячу вопросов, а потом все равно не добавлю в друзья...

Баллада о семи Мэри...

Знаешь, Мэри, ты давно умерла, и твой белый череп за холмом схоронила мгла. Верно, Мэри, я был так же в тебе уверен, [как и ты мне была верна]. Слушай, Мэри, у меня подрастает сын, и жена обещает дочку, я прошу, не являйся ночью, я не молод, [ты не одна]. Мэри, детка, ты знаешь, что я эстет. Я могу говорить часами, заполняя пространство сном [в главной роли, конечно, с нами: я влюблен, ну а ты раздета], и пускай простота сюжета будет выделена вином. Ты ли, Мэри, из серой тьмы, где поставлен могильный камень, все глядишь на меня сердито, в немоте шевеля губами? Точно, Мэри, по законам такой баллады под конец мне признаться надо, Read more...Collapse )

пост о дружбе

Пару дней назад ко мне в журнал заглянула Маша salembo. Человек, которого я считала частью своего малого, близкого, круга. Из тех, кому доверяла и доверялась. Несколько лет назад, прочитав один из постов моего отчаяния, этот человек отказался от запланированной встречи со мной в другом городе и оборвал контакты. Я получила ярлык "такого" человека. "Такого" - это, наверное, жестокого, кровожадного, страшного и... я не знаю, такого, в общем, которого нужно избегать.
Мне было больно, потому что внутри меня тогда была одна сплошная рана, болевшая и кровоточившая днем и ночью. И я кричала об этой боли, кричала страшно и отчаянно. Я кричала о войне и необходимости ее остановить. Об отношении каждого из людей к происходящему и о страшных вещах , в которых виновны в том числе те, что отводят глаза, не решив, какая реакция верная. Я хлестала этих людей по щекам, пытаясь разбудить, потому что, кроме этого, я ничего сделать не могла.
И как же больно это, когда друг не видит, как из твоей раны хлещет отчаяние и страх. дальше...Collapse )

И честно было бы, если бы этот человек, увидев где-то у друзей и вспомнив мой ник, не полистал тайком мой дневник, а так же открыто, как уходил, спросил, как мои дела.

Я пишу это сейчас, потому что меня давно уже читает совсем мало людей. И среди них, в основном, очень нужные, ощутимые как близкие. И мне кажется, что сказать о своих чувствах здесь и сейчас - безопасно.

...и, наверное, потому, что мне важно было, чтобы Маша смогла это прочитать.

Думаю, что скоро сотру этот пост, потому что я все еще трус.

Я дарю открытки...

Я хорошо встретила новый год. Так, как мне всегда представлялось правильным. Я в порядке, мне комфортно, и поэтому я немного рисую.
У меня в скетчбуке появились открытки, которыми я хочу поделиться. Задумано так: вы в комментариях даете знать, что хотите открытку. Я пишу сказку и делю ее на части, которые записываю на открытках. Отправляю все части и жду, когда они к вам придут.
А после вы делаете пост с фотографией полученной части сказки. Тогда я собираю все ссылки вместе, и мы можем прочитать сказку, попавшую в разные края, целиком.
Это тоже то, что я давно хотела. Давайте?

Мозаика. ..

Женщина лет сорока, сидящая в автобусе через проход от меня кричит в телефон: "Так скажи же им, что ты любишь меня! Реши, реши, что ты сам хочешь!". Бросив трубку, она набирает другой номер и сгоряча отчитывает сына за то, что он до сих пор не почистил картошку для супа.

Девушка восточной внешности с рябым лицом стоит на остановке, сморщившись от снега, бьющего в лицо. Она прижимает к груди конверт из одеяла, баюкает и укачивает, нашептывая ласковые слова. В конверте скулит щенок.

Мальчик и девочка лет двадцати сидят на заднем сидении маршрутки, прижавшись друг к другу, как нахохлившиеся воробьи. Он обнимает ее двумя руками, крепко прижимая к себе. На его лице нежность, смешанная со страданием. На ее лице печальное счастье. Сейчас они могут убить друг за друга. Укачивает,оба задремали. Дети...
дальше...Collapse )

Тридцать первый

Я вхожу в него, порастеряв иллюзии и пообтрепав желания. Как парусник, поизносивший флаги, но все еще с вызовом хранящий фигуру обнаженной сирены на носу... Я хочу спокойной радости, немножко азарта и, черт, в самом деле здоровья. Или хотя бы сил. А флаги мы поднимем новые.
С днем рождения меня! Поздравлять здесь )
Если зайти в ванную и, не зажигая света, сунуть руку в раковину, то найдешь мягкое и теплое: кот единственный во всем доме обрадовался отключению воды и свил себе в сухой раковине гнездо...
Я рассматриваю фотографии, сделанные на прошлой неделе. Река, затягиваемая пленками льда, прячет на своем дне свернувшихся клубочком мавок. Снег, легший раньше, чем успели осыпаться листья, обнимает мир легкими ледяными руками. Утиные и голубиные следы тянутся по его белизне,соединяя лето и зиму. Старый-престарый дом прячет за битыми стеклами вековые тайны, вспоминает мастера, испросившего для него у Перуна долгие годы. Мастер вывел на доме древнее заклинание, прикрыл наличники вечной историей вселенной, тихо выдохнул, оставив под самой крышей немного своей души. Вот бескрайняя, вечно живая пашня возрождает из небытия подоконника травы, вот согревает их сверху жаркое солнце, вот падает на землю живительная вода... Старый, мистический, молчаливый дом терпит внутри себя грязных, пренебрегших жизнью людей и остается существовать на самой окраине города за спинами новостроек, рассказывая тем, кто еще может читать по изгибам и трещинам старого дерева, об истовой вере в солнце, в вечную жизнь и возрождение после мертвой зимы...
для глаз. ..Collapse )


Тополя сдались первыми.  Листья съежились, высохли, стали бурыми, не смирившись с подступающей зимой.  Раннее утро, ледяное, накрывшее город черным стеклом, впускает меня в себя,  чтобы вытолкнуть в сонный вагон. Новая командировка.
дальше...Collapse )
Домовой сидел на подоконнике, привалившись спиной к стене, и ласково скреб кота за ухом своими трехсотлетними крючковатыми пальцами. Он рассказывал о деревянных домах и домишках, рассыпанных вдоль улицы, об их жителях, тайных и явных,дальше...Collapse )
Жизнь, полная событий, приносит усталость и не дает удовольствия. Возможно, я просто не умею жить...

Read more...Collapse )